Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

 

Социология

обучающие материалы

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Причины распространения девиантного поведения в России

Отвечая на вопрос, что главным образом детерминирует в настоящее время в России девиантное поведение, преступность как его тяжелейшую разновидность и социальную аномалию в целом, можно с уверенностью сказать, что это те изменения в социальных отношениях общества, которые получили отражение в понятии "маргинализация", т.е. его неустойчивость, "промежуточность", "переходность". "Главный признак маргинализации, - пишет Е.Стариков, - разрыв социальных связей, причем в "классическом" случае последовательно рвутся экономические, социальные и духовные связи" (Стариков Е. Маргиналы, или размышление на старую тему: "Что с нами происходит?" // Знамя. 1989. № 10. С. 133). Экономические связи рвутся в первую очередь и в первую же очередь восстанавливаются. Медленнее всего восстанавливаются духовные связи, ибо они зависят от известной "переоценки ценностей".

Наряду с традиционными причинами маргинализации, связанными с социальной мобильностью, с миграцией в условиях перехода от государственно-монополистического социализма с авторитарно-бюрократической системой управления к рыночно-демократическому обществу, появляются новые причины роста маргинализации. Общая нестабильность, разрушение прежнего жизненного уклада, отказ от привычной системы ценностей, безработица, беженцы, новое административно-территориальное устройство (развал СССР и появление СНГ) объективно приводят к усилению маргинализации как таковой. Одной из характерных черт социального поведения маргиналов является снижение уровня социальных ожиданий и социальных потребностей. Одним из самых тяжелых последствий этого для общества является его примитивизация, проявляющаяся в производстве, в быту, в духовной жизни.

Люди смиряются с ухудшением своего материального положения, со своей ущемленностью, зависимостью, бесперспективностью существования. Грозит ли нам это сегодня? К сожалению, да. Деиндустриализация некоторых производств, технологическое отставание в ряде отраслей промышленности и сферы обслуживания, падение жизненного уровня целых слоев населения (особенно пенсионеров), кризис семейных отношений, девальвация духовных и моральных ценностей, снижение престижа высшего образования и т.д. - все это реальности сегодняшнего дня.

Человек, ведущий борьбу за выживание и конкурирующий с другими в этой борьбе, постепенно сосредоточивает всю свою энергию и усилия на удовлетворении первичных (материальных) потребностей. На все другое у него не остается сил (или он теряет к нему интерес). Массовое нарушение даже самых простых норм человеческого общения (хамство, воровство, мародерство, вандализм) - свидетельство общего понижения уровня культуры людей. Примитивизация общества как бы оправдывает различные формы социальной патологии, перестает не только вести с ними борьбу, но и осуждать их. Апатия, рождающая цинизм, получает все большее распространение.

Основным социальным источником усиления маргинализации общества является растущая безработица в ее явных и скрытых формах. При допустимой безработице в 5-6% от трудоспособного населения (пороговая норма) по имеющимся прогнозам реальное число безработных (полностью или частично) возрастет в ближайшие годы до 14-15% экономически активного населения (см.: Чернов Ю. Эволюция рынка труда сопровождается процессами социально-экономического расслоения // Независимая газета. 1994. 23 августа. С. 4). Если процесс роста безработицы приобретает свойство самовоспроизводимости, неизбежной станет так называемая "вторичная депрессия" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В 1994 и 1995 г.г. армию безработных пополнили выпускники школ (более 500 тыс. чел.) и уволенные из рядов Вооруженных Сил офицеры и прапорщики в связи с сокращением численности армии.

Существенное влияние на маргинализацию российского общества будет оказывать миграция, претерпевающая значительные изменения в связи с расширением масштабов вынужденной миграции, усиливанием оттока "некоренных" народов (в основном русского населения) из регионов со сложной этнополитической ситуацией. Положение вынужденных мигрантов (особенно беженцев) характеризует не только разрыв прежних социальных связей, но и утрата своего социального статуса и имущественные потери.

О масштабах вынужденной миграции говорят такие цифры. Из 26 млн. русских, оказавшихся с осени 1991 г. за рубежом, в Россию вернулось уже более 2 млн. В целом ожидается возвращение 6 млн. человек. Можно согласиться с Ж.Т.Тощенко, отмечающим, что русские беженцы "представляют собой активную, действующую взрывоопасную группу в условиях России, склонную поддерживать националистические силы, националистические организации" (Тощенко Ж. Потенциально опасные точки // Независимая газета. 1994. 1 марта. С. 5).

Наряду с русскими значительно увеличивается и поток людей других национальностей, уезжающих из родных мест в результате растущей социально-экономической нестабильности. Их социальное обустройство представляется делом еще более сложным, чем русскоязычного населения: сказываются не только языковые трудности, но и уровень квалификации, приверженность к другим традициям и обычаям. Нереализованная в полной мере потребность в социальной опоре, связях с социальной общностью компенсируется усилением контактов с этнической общностью. Это является одной из причин возрастания роли этнического фактора в общественной жизни.

Процесс этнического обособления, самоопределения приобретает нередко конфликтный характер, что затрудняет восстановление социальных связей. Здесь приемлема аналогия с термином К.Маркса "класс в себе" и "класс для себя", "нация в себе" и "нация для себя".

В нынешних условиях многонациональности как повсеместном явлении процесс национального обособления ("нация для себя") может только затормозить социально-экономическое развитие регионов. Этнический фактор может быть использован как средство восстановления социальных связей, если национальное самосознание не будет перерастать в националистическое, если безусловный приоритет во всей системе общественных отношений будет отдаваться защите прав и свобод каждого человека независимо от его социальной и национальной принадлежности.

Каковы перспективы самой маргинализации общества? В самом общем виде на этот вопрос можно ответить следующим образом. Под влиянием происходящих в российском обществе изменений, вызванных рыночными реформами, часть маргиналов будет продолжать движение по нисходящей, т.е. опускаться на социальное дно (люмпенизироваться). Бомжи, алкоголики, нищие, тунеядцы всех мастей, проститутки и т.д. представляют сегодня растущий численно слой люмпенов. Иначе говоря, это та часть людей, которая не сумела (или не пожелала) адаптироваться к новым рыночным условиям и потерпев "социальное крушение", перестала занимать промежуточное положение. Она как бы окончательно "определилась".

Вторая часть (значительно большая) маргиналов находит постепенно способы адаптации к новым реальностям, обретает новый социальный статус (а с ним относительную стабильность своего бытия), новые социальные связи и социальные качества. Они заполняют новые ниши в социальной структуре российского общества, начинают играть более активную, самостоятельную роль в общественной жизни.

Конечно, маргинализация общества - это не единственный фактор усиления девиантного поведения. Но этот фактор становится доминирующим в российском обществе именно в нынешних условиях.

Другая группа причин связана с распространением различного рода социальных патологий. В частности, ростом психических заболеваний, алкоголизма, наркомании, ухудшением генетического фонда населения. Каждая из вышеназванных причин, обусловливающих расширение масштабов девиантного поведения, требует специального рассмотрения. Однако, принципиально новым и вместе с тем наиболее опасным для России в настоящее время является угроза наркотизации населения, под которой понимается процесс легализации распространения наркотиков среди различных социально-демографических групп.

Результаты общероссийского социологического исследования, проведенного по заказу неправительственной организации Международная ассоциация по борьбе с наркоманией и наркобизнесом позволяют сделать вывод об увеличении за последнее время распространения наркотиков. Преобладающее большинство опрошенного населения (72%) и экспертов (79%) ответили, что за годы так называемой перестройки наркомания "значительно расширилась". На вопрос: "Потребляли ли Вы хотя бы раз в жизни наркотики?", ответили "да" 23,6% опрошенных в Москве, 12 - в Санкт-Петербурге, 15,7 - в Екатеринбурге, 10,2 - в Рязани, 11,1 - в Пятигорске, 8,5 - в Нижнем Новгороде, 7,7% - в Новосибирске.

Исследователи выдвинули гипотезу о том, что количество так называемых случайных потребителей наркотиков составляет 2-3% городского населения. Но, как показали исследования, среди городского населения число респондентов, "потреблявших наркотики хотя бы раз в жизни", колеблется от 11 до 15%. Они, таким образом, составляют значительную социальную базу для дальнейшего распространения наркомании, увеличения числа наркоманов, т.е. людей, зависимых от наркотиков и способных на любые действия ради их употребления (см., подробнее: Силластэ Г.Г. Новая наркотизация в России: результаты исследования // Социологические исследования. 1994. № 6. С. 138-145).

Обострилась за последние годы проблема алкоголизма. После принятия Верховным Советом СССР известного указа и начавшейся кампании по борьбе с пьянством и алкоголизмом были достигнуты некоторые положительные результаты (1986-1987 гг.). Но уже в 1988 г. тенденции изменились на противоположные, показатели распространения алкоголизма значительно выросли. Особенно большой вред в этом плане был нанесен отменой монополии на производство и продажу спиртных напитков.

Разумеется, это не единственная и не самая главная причина распространения пьянства и алкоголизма в России. Главное все-таки состоит в том, что в стране никогда не было научно обоснованной и последовательно осуществляемой антиалкогольной политики. Были попытки бороться с этим злом самыми разными методами (запреты, ограничения, сокращение объемов производства алкоголя и т.д.). Но принуждение и административные меры не могли дать сколько-нибудь устойчивого эффекта. И после очередной кампании все возвращалось на круги своя. Как считает сотрудник московского НИИ психиатрии Минздравмедпрома РФ А.Немцов (один из ведущих специалистов в этой области), Россия снова вернула себе безусловное мировое лидерство в душевом потреблении алкоголя (по оценочным данным в 1993 г. оно составляло около 15 л абсолютного алкоголя на человека). Ожидается дальнейший рост этого показателя. По заключению всемирной организации здравоохранения, при достижении среднедушевого потребления алкоголя в год до 8 л наступает процесс необратимого изменения генофонда нации (см.: Байдужий А. Веселие Руси есть пити // Новое время. 1994. № 48. С.35; Ребриков В., Рыбас К. Пить надо меньше, но лучше // Независимая газета. 1994. 6 декабря).

По имеющимся расчетам, увеличение потребления алкоголя на душу населения на один литр в год приводит к естественной убыли населения России на 132 тыс. человек и равнозначно сокращению средней продолжительности жизни на 11 месяцев у мужчин и на 4 месяца у женщин. Статистика показывает, что алкоголь остается главным убийцей россиян посредством пагубного влияния на их психическое и физическое здоровье, с одной стороны, и роста неестественной смерти - с другой. Так, если насильственные смерти трезвых с 1991 г. выросли на 70,6%, то прирост смертей по тем же причинам, но в состоянии алкогольного опьянения составил почти 140%, т.е. в два раза больше. За пять последних лет количество преступлений на почве алкоголизма удвоилось (см.: Иванов В.Н. Девиантное поведение: причины и масштабы // Социально-политический журнал. 1995. № 2. С.56).

Пока нет оснований надеяться на какое бы то ни было улучшение положения дел. К тому же ясно, что уровень потребления спиртного тесно связан с общей ситуацией в стране. В опубликованном в 1992 г. прогнозе здоровья взрослого населения России в краткосрочной перспективе отмечается высокая вероятность дальнейшего роста алкоголизма и связанных с этим негативных последствий (см., подробнее: Иванова А.Е. Прогноз здоровья взрослого населения России // Социологические исследования. 1992. № 9. С. 55-57).

Нельзя не отметить, что среди различных видов социальных отклонений в России широкое распространение получил в последнее время социальный паразитизм в форме бродяжничества, попрошайничества и проституции. Для него характерна прогрессирующая устойчивость, превращающая подобное социальное отклонение в образ жизни (отказ от участия в общественно полезном труде, ориентация сугубо на нетрудовые доходы). А так как в предыдущие годы социальный паразитизм не имел такого распространения, то общество и государство оказались не готовы к борьбе с ним. Его опасность в любой форме возрастает. Так, например, люди, занимающиеся бродяжничеством и попрошайничеством, нередко выступают в роли посредников в распространении наркотиков, совершают кражи, помогают сбыть краденое.

На грани противоправного поведения находится и проституция. Последняя почти всегда сопровождается пьянством, употреблением наркотиков, является источником распространения венерических заболеваний, СПИДа, ведет к полной деградации личности.

Значительное ухудшение в России социальных условий, детерминирующих характер и масштабы девиаций, требует разработки в кратчайшие сроки системы мер, дифференцированных по регионам и группам населения. Причем меры эти должны быть не только прямого, непосредственного воздействия на разные категории людей (в зависимости от их возраста, жизненного и профессионального опыта, состояния здоровья и т.п.), но и опосредованного, связанного с оздоровлением образа жизни людей, повышением их культуры и социальной активности, изменениями в их ценностных ориентациях и установках, в их нравственной устойчивости. Профилактика социальных отклонений может быть эффективна, если в центре предпринимаемых мер будет стоять конкретный человек с его заботами, чаяниями, устремлениями, сильными и слабыми сторонами.

Разумеется, выработка эффективной системы мер по преодолению (ограничению) и профилактике девиантности в поведении разных групп населения возможна только на основе специально организованных социологических, социально-психологических, криминологических, медикобиологических и других исследований. Полученные на их основе социальные показатели могут, в свою очередь, повлиять на саму систему принятых в обществе норм, сделать из более адекватными сложившимся условиям.

-------------------

Социальные отклонения играют в обществе двойственную, противоречивую роль. Они, с одной стороны, представляют угрозу стабильности общества, с другой - поддерживают эту стабильность. Успешное функционирование социальных структур можно считать эффективным, только если обеспечен порядок и предсказуемое поведение членов общества. Каждый член общества должен знать (в разумных пределах, конечно), какого поведения он может ожидать от окружающих его людей, какого поведения другие члены общества ожидают от него самого, к каким социальным нормам должны быть социализированы его дети. Отклоняющееся поведение нарушает этот порядок и предсказуемость поведения. При наличии в обществе или социальной группе множественных случаев социальных отклонений люди утрачивают чувство ожидаемого поведения, происходит дезорганизация культуры и разрушение социального порядка. Нравственные нормы перестают контролировать поведение членов группы или общества, основополагающие ценности могут быть отвергнуты последними, и у индивидов теряется чувство безопасности и уверенности в своих действиях. Поэтому общество будет функционировать эффективно, только когда большинство его членов будет принимать устоявшиеся нормы и действовать в основном в соответствии с ожиданиями других индивидов.

С другой стороны, отклоняющееся поведение является одним из путей адаптации культуры к социальным изменениям. Нет такого современного общества, которое долгое время оставалось бы статичным. Даже совершенно изолированные от мировых цивилизаций сообщества должны время от времени изменять образцы своего поведения из-за изменений окружающей среды. Взрывы рождаемости, технологические новшества, изменения физического окружения - все это может привести к необходимости принятия новых норм и адаптации к ним членов общества.

Но новые культуры редко создаются путем обсуждения и последующего принятия их членами социальных групп, которые в торжественной обстановке отменяют старые нормы и называют новые. Новые социальные нормы рождаются и развиваются в результате повседневного поведения индивидов, в столкновении постоянно возникающих социальных обстоятельств. Отклоняющееся от старых, привычных норм поведения небольшого числа индивидов может быть началом создания новых нормативных образцов. Постепенно, преодолевая традиции, отклоняющееся поведение, содержащие новые жизнеспособные нормы, все в большей степени проникает в сознание людей. По мере усвоения членами социальных групп поведения, содержащего новые нормы, оно перестает быть отклоняющимся.

Появление новых норм можно проиллюстрировать на примере упадка патриархальной семьи. В аграрном обществе, где все члены семьи работали по дому или в поле все вместе, под отцовским надзором, очень легко было поддерживать мужское доминирование в семейных отношениях. Более того, только сила и мудрость отца придавала семье крепость и жизнеспособность. Но изменение технологии, развитие общества привели к перемещению места работы отца в магазин, на фабрику, в организацию, где он не мог постоянно надзирать за семейными делами. Дальнейшие изменения в обществе привели к тому, что и часть женщин стала работать в стороне от семьи и от мужа. Процесс отделения женщин от семьи оказался достаточно сложным. В ХIХ в. впервые начал осуществляться переход женщин на работу по найму в конторы, офисы, различные организации. Первая реакция общества была осуждающей, такое поведение женщин признавалось отклоняющимся. Однако в результате длительной борьбы женщины практически завоевали себе право на социальные статусы, прежде всего считавшиеся мужскими, т.е. такое поведение перестало считаться отклоняющимся. Нормы патриархальной семьи претерпели значительные изменения.

Таким образом, отклоняющееся поведение часто служит основанием, началом существования общепринятых культурных норм. Без него было бы трудно адаптировать культуру к изменению общественных потребностей. Вместе с тем вопрос о том, в какой степени должно быть распространено отклоняющееся поведение и какие его виды полезны, а самое главное - терпимы для общества, до сих пор практически не разрешен. Если рассматривать любые области человеческой деятельности: политику, управление, этику, то нельзя вполне определенно ответить на этот вопрос. Действительно, какие нормы лучше: воспринятые нами в результате долгой борьбы республиканские культурные нормы или старые монархические, современные нормы этикета или нормы этикета наших отцов и дедов? На этот ответ трудно дать удовлетворительный ответ. Вместе с тем не все формы отклоняющегося поведения требуют столь детального анализа. Криминальное поведение, сексуальные отклонения, алкоголизм или наркомания не могут привести к появлению полезных для общества новых культурных образцов. Следует признать, что подавляющее число социальных отклонений играют деструктивную роль в развитии общества. И только некоторые немногочисленные отклонения можно считать полезными. Одна из задач социологов - распознавать и отбирать полезные культурные образцы в отклоняющемся поведении индивидов и групп.

 

Счетчик