Социология

обучающие материалы

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Политическое решение как процесс, его основные составляющие.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость

Политическая деятельность любого уровня и любого масштаба начинается с принятия решения. Принятие решений является ключевым элементом политиче­ского процесса, который может его прерывать, интенсифицировать, видоизменять, направлять и т.д.

Политическое решение правомерно рассматривать как централь­ный элемент управления, состоящий в определении цели и меха­низмов (средств) ее реализации. Это своего рода, принимаемое субъектом политического действия постановление, направленное на осуществление политических мероприятий с целью достижения определенного результата.

Политическое решение — это всегда процесс, начинающийся с появления политической проблемы и заканчивающийся с ее разре­шением, снятием. Разумеется, в случае принятия действенных мер.

Политическое решение — это и способ реализации интересов каких-либо   участников   политических   событий.   Политическая жизнь общества представляет собой взаимодействие инте­ресов различных участников политических событий, преследую­щих свои цели. Их реализация возможна посредством проведения ряда политических мер, действий и, в частности, через политиче­ские решения.

Политическое решение представляет также средство разреше­ния конфликтных политических ситуаций. Конфликт в политиче­ской жизни общества — явление неизбежное. Разрешается кон­фликт посредством не одного, а как правило, целой серии полити­ческих решений, каждое из которых должно стать шагом политиче­ской мудрости, внимательности, осторожности, согласия, ибо речь идет о состыковке интересов противоположных, а зачастую — ан­тагонистических.

Один из подходов к политике рассматривает ее как конкурентную борьбу за право принимать решения. Таким образом, политическую власть можно также пони­мать как степень влияния на принятие политических решений, возможность и способность их принимать и добиваться их вы­полнения.

Российский исследователь А.А. Дегтярев выделяет два основных подхода к соотношению понятий «принятие политичес­ких решений» и «управление». Первый подход, который можно назвать «широким», эти понятия в общем и целом полагает тожде­ственными. Иными словами, под управлением и понимается главным образом именно принятие решений (этот подход разделяют Г. Саймон, М. Мескон, Ф. Хедоури). Другой («узкий») подход рас­сматривает принятие решений либо в качестве одной из функций и компонентов публичной политики, либо как одну из фаз управ­ленческого процесса наряду с фазами аналитической подготовки и практической реализации решений (Дж. Андерсон, М. Хилл и др.).

В пользу этого положения приводятся убедительные доводы: управленческая деятельность предполагает не только принятие ре­шений, но и практические действия по их реализации, а также их оценку; решения в процессе осуществления могут быть скорректи­рованы, а то и отменены, причем последнее не свидетельствует об отмене самого политического курса; политика может осуществ­ляться и тогда, когда вообще нет официально принятых решений, путем деятельности по известным стереотипам.

Учитывая подобные аргументы, можно признать, что при­нятие решений трудно отождествить с политическим управле­нием в целом и более корректно рассматривать в качестве его хотя и важнейшего, но компонента. Отождествляя эти понятия, мы рискуем не учесть огромную роль практической реализации политических решений, которая зачастую оказывается важнее, чем само решение, может существенно исказить первоначаль­ный замысел и внести в него серьезные коррективы.

Политическое решение в «чистом» виде - это:

закон, принятый представительным органом власти или всенародным голосованием;

постановление органов исполнительной власти;

указ главы государства;

решение высшего органа политической партии (про­грамма, устав, политическое заявление);

политический выбор гражданина.

В чем же состоит специфика политических решений как особого вида управленческих решений?

Сравнивая их с управленческими решениями вообще, мож­но выделить такие сходные характеристики, как иерархичность и неравноправие субъектов; обязательность решения для тех, кому оно адресовано; схожие этапы принятия и реализации решений.

Вместе с тем политические решения обладают и специфи­ческими особенностями.

Во-первых, в отличие, например, от решения руководителя отдела или управления в рамках предпри­ятия, политическое решение почти всегда представляет собой не единоличный и одномоментный акт руководителя, а сложный комплексный процесс, в котором задействованы по крайней мере несколько человек, а в ряде случаев и целые коллективы. Так, даже решение президента о назначении на должность определен­ного лица готовится и оформляется Канцелярией президента, проходит проверку Государственно-правовым управлением по поводу соответствия Конституции и федеральным законам как по форме, так и по содержанию. Еще больше эта комплексность проявляется при подготовке и принятии федеральных законов либо крупных проектов. Более того, если управленческое решение, как правило, не предполагает ответного воздействия управ­ляемого на управляющего, то политическое решение очень часто принимается либо под непосредственным или косвенным влия­нием «снизу», либо корректируется уже в процессе его реализа­ции именно из-за воздействия управляемых. Таким образом, это процесс не только по крайней мере двунаправленный, но и харак­теризующийся сложным комплексным взаимодействием и взаи­мовлиянием его субъектов.

Во-вторых, особенность политического решения в том, что оно почти всегда затрагивает одну из сфер жизни общества в целом либо больших социальных групп, чем оно опять-таки отличается от обычного управленческого решения в рамках уч­реждения.

Более того, направленность решения на большие соци­альные группы либо коллективы может служить критерием его разграничения с другими типами решений: так, решение выпла­тить или повысить заработную плату работникам одного учреж­дения не может считаться политическим, в то время как решение выплатить долги по зарплате либо увеличить ее работникам бю­джетной сферы или какой-то одной отрасли в масштабах всей страны, безусловно, можно считать политическим, поскольку для его реализации требуется работа всего государственного аппара­та как по горизонтали, так и по вертикали, а также потому, что оно может иметь важные политические последствия.

То же самое можно сказать и о других решениях в государственных масшта­бах, внешне не связанных с политикой (решения в области экономики, обороны, экологии, природных ресурсов, здравоохра­нения и т. д.), которые по своей сути тем не менее являются политическими.

Наконец, политическое решение отличается от всех других видов управленческих решений тем, что оно имеет, как правило, серьезные социальные последствия и высокую социальную значи­мость. Часто такие решения (в том числе кадровые) приводят к изменению либо корректировке политического курса, к переструк­турированию всей политической системы.

Так, в результате реше­ний, принятых Президентом РФ в 2000-2005 гг., существенно изменились роль и функции важнейших государственных инсти­тутов - Государственной Думы, Совета Федерации, региональных и муниципальных органов власти, а также партийная система и партийная конкуренция.

Решение второго президента Украины Л.Д. Кучмы о назначении премьер-министром В.Ф. Януковича (представителя русскоязычного промышленного Донбасса), а затем о выдвижении его кандидатом на президентских выборах 2004 г., безусловно, способствовало расколу страны на два лагеря и противостоянию по региональному признаку и тем самым косвен­но содействовало победе на выборах В.А. Ющенко (было ли это реализацией замысла президента или, напротив, развивалось во­преки первоначальному сценарию, - это другой вопрос, который мы в данном случае не затрагиваем).

Кроме того, политологи выделяют и ряд других особеннос­тей политического решения:

формулирование общих задач и ценностей социальных групп и политических акторов;

воспроиз­водство нормативных и институциональных параметров общественно-политического порядка;

регулирование и распределение общественных ресурсов.

Обобщая все изложенное, можно сфор­мулировать одно из определений политического решения, кото­рое может рассматриваться как такое управленческое решение, которое появляется в результате сложного формального и нефор­мального взаимодействия политических акторов, институтов, со­циальных групп, направлено и воздействует, как правило, на все общество в целом либо на большие социальные группы и имеет (либо предполагает в результате реализации) важные социаль­ные, политические, экономические и иные последствия в масшта­бах государства, ряда государств или на международном уровне.

Вряд ли стоит отождествлять понятия «принятие государст­венных решений» и «принятие политических решений», посколь­ку не все государственные решения являются политическими в указанном выше смысле. Если решение не связано с борьбой и со­гласованием интересов политических акторов и социальных групп, реализуется на региональном либо локальном уровне, его нельзя назвать политическим.

Наличие политического уровня принятия решений обусловле­но необходимостью совмещения доминирующих ценностей и целей общества и правящего режима с решением конкретных управленческих задач. Таким образом, политические механизмы представляют собой первичный пласт преобразования отно­шений власти в сугубо управленческие акции. Следовательно, политика представляет собой скорее отдельную фазу, нежели сквозной элемент всего процесса при­нятия государственных решений.

Очень важно, что при этом «необходимость в политической поддержке часто перевеши­вает критерии экономичности», заставляя принимать решения в рам­ках сравнительно ограниченного набора альтернатив.

Для политического управления существуют и впол­не устойчивые приоритеты. Так, при решении государством любых общественно значимых задач постоянными требованиями являются сохранение власти правящего режима и территориальной целостности страны, а также стабилизации сложившихся социально-политических порядков. Именно в рамках этих глобальных для государства приори­тетов вырабатываются конкретные цели управленческой деятельности, направляющие его отношения с гражданскими и иными контрагентами.

Таким образом, выделение общественных проблем и постанов­ка управленческих задач осуществляются на этом уровне на основе внеэкономических критериев, задаваемых различными идеологиче­скими, мифологическими и иными преференциями. Например, вывод Советской Армии из Германии в 90-х гг. XX в. был весьма нерацио­нальным шагом, не подкрепленным экономическими ресурсами. Одна­ко в политическом плане это решение было оправдано, поскольку имен­но такие скоропалительные в экономическом плане шаги позволили позиционировать Россию в мировой политике как демократизиру­ющуюся державу, открыть для нее мощные международные каналы и источники политической и финансовой поддержки.

Политика выносит на управленческий уровень многообразные качественные ориентиры деятельности аппарата управления. В част­ности, использование таких концептов, как «свобода», «справедливость», «демократия», «коммунизм», «защита Отечества», «повы­шение уровня жизни народа», других масштабных требований и при­зывов власти относится к прерогативе именно политических деятелей, таким образом позиционирующих важнейшие приоритеты и направ­ления в развитии государства как в целом, так и в отдельные периоды его развития. В этом смысле политический уровень принятия реше­ний при выработке управленческих задач позиционирует качествен­ные, слабо операционализируемые подходы и оценки, которые содержат весьма высокий уровень неопределенности и абстрактности. Например, такие цели, как «побороть преступность», «сделать жизнь людей достойной», не только вызывают затруднения с определением конкретных показателей их реализации, но и могут быть представле­ны в совершенно разных, а порой и противоположных по смыслу задачах. Другими словами, политика ставит широкие (идейные, уто­пические, идеологические) цели перед обществом и его отдельными группами и институтами. Тем самым в систему государственного управ­ления неминуемо привносятся технологии, снижающие (а подчас и от­вергающие) рациональность и последовательность действий при ре­шении задач.

Это нередко ставит госу­дарственные органы в положение структур, лишенных собственной инициативы и призванных лишь выполнять вышестоящие рекомен­дации. Именно при таком положении нередко происходит столкнове­ние ценностей политической целесообразности с критериями, которыми не может не руководствоваться государственная администрация I (экономической эффективности, социальной справедливости, рационального расходования ресурсов, конституционности и др.). Поэтому зависимость государственной администрации от политических центров в ряде случаев может серьезно ограничивать рациональность при­нимаемых государственными структурами решений. Следовательно,  усиление методов политического руководства может приводить как к ослаблению государственности в целом, так и к снижению качественных параметров системы государственного управления.

Итак, на политическом уровне принятия государственных решений формулировка управленческих целей (а следовательно, и мобили­зации ресурсов, согласования и других параметров данного процесса) зависит от характера режима правления, а также способов орга­низации власти. Например, при авторита­ризме политические решения спускаются обществу в готовом виде, не предполагая ни дискуссий, ни компромиссов. В советское время, в частности, политическое давление носило форму партийно-идеоло­гического, всепроникающего прессинга и не зависело от реальных интересов, позиций и эмоциональных состояний граждан. Такая форма руководства является признаком и механизмом формирования тоталь­ной несвободы, жесткого привязывания граждан к позициям властей. При демократии же обсуждение будущих решений носит плюрали­стический характер, но решения здесь нередко продавливаются силь­нейшими игроками при сопротивлении оппозиции. Современные, возникающие по мере формирования информационного общества медиакратические режимы создают возможности принятия решений в зависимости от плотности и интенсивности информационных пото­ков.

Самой важной составляющей политического механизма приня­тия государственных решений является наличие руководящего цен­тра, представляющего собой форму безусловного лидерства индиви­дуального или группового актора, воплощающего в своей деятельности определенные цели и ценности. Политическое руководство является особой формой целенаправленного регулирования, при котором деятельность данного центра нацелена на консолидацию акций всех кон­трагентов власти вокруг определенных задач.

Исторический опыт показывает, что наиболее распространен­ными формами разработки и принятия решений на политическом уровне являются:

■  популизм, предполагающий заигрывание властей с общест­вом, пропаганду неосуществимых целей;

■  политика партийных приоритетов, когда в основу государ­ственных решений закладываются программные установки правящей или авторитетных для населения партий;

■  волюнтаризм, выражающий произвольный характер поста­новки целей отдельной политической фигурой или группой руково­дителей;

■  корпоративизм, закрепляющий за той или иной организацией право на определение целевых приоритетов;

■  бюрократизм, где доминирующие позиции в принятии реше­ний принадлежат аппарату управления и его частным представителям;

■  плюрализм, создающий относительное равенство сопернича­ющих в политике группировок;

■  клиентаризм, позиционирующий государство в качестве обслу­живающей сервис-структуры по отношению к обществу.    ++++

В самом общем виде выделяют стандартные (инструктивные) и инновационные (не­инструктивные) решения. Первые характеризуются тем, что их принятие обусловлено наличием стандартных требований и их разработка и утверждение - дело по большей части техническое, опирающееся на уже существующие нормативные акты, которые предписывают в определенные сроки принять данное решение (например, ежегодное решение о призыве в ряды Вооруженных сил, решение Правительства РФ о сложении полномочий перед вновь избранным Президентом РФ). Вторые носят инновацион­ный характер, т. е. создают институты или практики, которых ранее не существовало, и соответственно требуют иных механиз­мов разработки, принятия и реализации (например, решение об изменении избирательной системы или крупной реформе мест­ного самоуправления в масштабе всего государства).

Рассуждая о субъектах принятия политических решений, ранее проводили различие между политиками и чиновниками (бюрократами), подчеркивая, что политики принимают решения, а чиновники (административно-управленческий аппарат) их реали­зуют, т. е. выполняют в основном технические функции. Однако впоследствии стало понятно, что административное управление тоже является частью процесса принятия политических решений, поскольку так или иначе, прямо или косвенно в этом процессе уча­ствуют многие государственные служащие (бюрократы). Более того, на практике очень трудно (да и вряд ли вообще необходимо) отделять «чистых» чиновников от «чистых» политиков.

В действительности важные политические роли могут играть и те, и другие. Так, в период правления Б.Н. Ельцина начальник Службы безопасности президента А. В. Коржаков и на­чальник Управления делами президента П.П. Бородин, занимая сугубо технические второстепенные должности, оказывали боль­шое влияние на принятие политических решений, что с полным правом позволяет отнести их к политикам.

Анализируя методологические подходы к принятию поли­тических решений, необходимо подчеркнуть, что к настоящему времени еще не сложилась целостная теория принятия политиче­ских решений, которая отражала бы все стороны этого процесса и была бы внутренне непротиворечивой. Это, по-видимому, вызва­но сложностью, комплексностью и многоаспектностью самого феномена политического решения. Именно поэтому уместно го­ворить не о теории, а о теориях принятия политических решений. Подчеркнем также, что науку принятия политических решений (теорию) следует отделять от искусства принятия решений (практики), что касается и всего политического управления в целом, которое тоже можно рассматривать с двух сторон - как на­уку и практику.

Среди основных наук и дисциплин, повлиявших на становление теории принятия политических решений, называ­ют политическую науку, философию, психологию, экономику, социологию, менеджмент, науку государственного управления.

В настоящее время сложилось два основных подхода (или, точнее говоря, метаподхода) к принятию политических решений. Разные авторы дают им разные названия: нормативный и пове­денческий, прескриптивный (предписательный) и дескриптив­ный (описательный) подходы.

Суть первой группы подходов в том, что они исходят из нормативно заданной, формализованной модели, которая предписывает лицу, принимающему решение, некий алгоритм в соответствии с фиксированными процедурами и критериями; иными словами, они предполагают рассматривать процесс принятия решений с точки зрения большей или меньшей степени соответствия некой идеальной матрице, модели, разрабо­танной в рамках данных теорий. Конечно, существенным недо­статком этих подходов является небольшое внимание к субъек­тивным факторам процесса принятия решений, неформальных практик и механизмов.

Другая группа подходов, напротив, исходит из реальной политико-управленческой ситуации и ставит целью проанализи­ровать конкретный процесс принятия решения, учитывая субъ­ективные поведенческие факторы, неформальные механизмы, и сформулировать на основе такого анализа модели принятия ре­шений и поведения политических акторов.

Что касается конкретных подходов, то ниже мы рассмотрим лишь некоторые наиболее важные из них: бихевиоралистскую мо­дель, концепцию ограниченной рациональности, инкрементализм, модель всеобщей рациональности, модели социально-политичес­кой репрезентации, сетевой подход, организационный институцонализм.

Бихевиорализм интерпретирует процесс принятия полити­ческих решений как человеческое поведение, которое регулиру­ется прежде всего психологическими механизмами: стимулами, мотивами, установками и реакциями. Такая модель сформулиро­вана в работах классиков Чикагской школы, в частности одного из крупнейших ее представителей Г. Лассуэла.

В 1930-1950-х годах Г. Лассуэл обращает внимание на то, что принятие решений связано с индивидуальным поведением людей, кото­рые обладают личными мотивами и чувствами, эмоциями и установка­ми. Эти психологические качества лидеров влияют на механизм приня­тия решений и суть принимаемых решений[1];

Таким образом, бихевиорализм призывает при анализе политических решений обращать особое внимание на личность лидера, ее психологические черты, иррациональное, подсозна­тельное начало, применяя, по сути, психоаналитические методы. Конечно, решающую роль при таком подходе играет анализ акто­ров (агентов), а не институтов.

Г. Саймон, в отличие от Г. Лассуэла, использовал не психо­аналитический, а когнитивный подход, связанный прежде всего не с иррациональными чувствами и комплексами человека, а с его рациональностью. В итоге его концепция получила название концепции «ограниченной рациональности». С одной стороны, он не согласен с тем, что определяющими при принятии решений являются иррациональные факторы, с другой - критикует под­ход, в соответствии с которым лицо, принимающее решение, предстает как исключительно рациональный актор. Он замечает, что люди не могут быть абсолютно рациональными, а лишь стре­мятся к этому. Главный критерий эффективности управления, по Саймону, состоит в следующем: среди нескольких альтернатив, требующих одинаковых затрат, всегда должна быть выбрана од­на, которая приведет к наиболее результативному достижению цели управления, а также - среди нескольких альтернатив, кото­рые одинаково приведут к достижению цели, должна быть выбра­на одна, требующая наименьших затрат. В связи с этим исследо­ватель обозначает основные «ограничения», или «пределы», рациональности, которые влияют на эффективность управления.

Во-первых, индивидуум ограничен тем опытом, привычка­ми и рефлексами, которые он сам не осознает (например, скоро­стью реакции, элементарными знаниями и т. д.). Во-вторых, он ограничен своей системой ценностей и тем видением своей цели, которое влияет на него в процессе принятия решений. Так, преданность работника исключительно своему отделу может за­ставить его принимать решения, неблагоприятные для более крупного подразделения этой же организации. Здесь вступают в действие факторы, определяющие преданность, мораль, лидерст­во и инициативность.

В-третьих, индивид ограничен степенью знаний, необходи­мых для его работы. Это, с одной стороны, объем базовых знаний, имеющихся в «запасе» у лица, принимающего решения, с другой -объем информации для принятия решения в данной ситуации.

Особо Г. Саймон останавливается на том, что само осозна­ние этих ограничений рациональности может менять границы ра­ционального.

Модель Саймона можно считать прескриптивной, посколь­ку он отмечает, что задача теории управления вообще и теории принятия решений в частности - обеспечить максимально эф­фективное управление, «открыть» факторы, влияющие на эту эф­фективность и проанализировать их.

Сетевой подход применяется в социальных науках с 1940-х годов, а в политологических исследованиях - с 1970-х годов. Применительно к анализу государственной политики и управ­ления он разрабатывался Д. Ноуком, Дж. Ричардсоном, Дж. Кингдоном, П. Сабатьер. Его появление было вызвано усложнением государственного регулирования и управления общественными процессами.

Под сетью такой подход в общем и целом понимает систему госу­дарственных и негосударственных образований в определенной сфере политики, которые взаимодействуют между собой на базе ресурсной за­висимости в целях достижения согласия по интересующему всех поли­тическому вопросу, используя при этом формальные и неформальные нормы; сеть состоит из акторов и их отношений, а также из определен­ных действий/ресурсов и зависимостей между ними.

Эффективность принятых решений се­тевой подход оценивает не путем соотнесения целей и средств, а через отношения «цели-процессы» (с точки зрения действенности самого процесса, техник, процедур). Подчеркивается также, что управление (а значит, и принятие решений) посредством политических сетей является эффективным по крайней мере по двум причинам: таким образом легче наладить взаимоотношения между государством и негосударственными акторами; внутреннее взаимодействие членов сети, когда она интегри­рована, также повышает эффективность политического управления[2]

Этот подход связан с возникновением в 1970-1980-х годах в. политической науке нового институционализма, который в отли­чие от старого уделяет большое внимание анализу неформальных институтов, практик и традиций.

Многие представители институционализма сходятся в том, что акторы свободны в принятии решений, но только в четких институциональных границах, которые в определенной степени задают их стратегии. С другой стороны, как само государство, так и отдельные организации, его составляющие, по мнению ряда представителей данного направления, не есть нечто целостное, а представляют собой более или менее структурированное и взаи­мосвязанное объединение различных организаций, ассоциаций, интересов и стратегий. Решение, рассматриваемое в соответствии с таким подходом (даже формально единоличное), является ре­зультатом сложного взаимодействия между этими структурами, согласования их интересов в соответствии с организационными процедурами в определенных институциональных рамках (как формальных, так и неформальных).

Основные составляющие процесса принятия политического решения:

Различные исследователи и исследовательские подходы выделяют разное число этапов принятия решений, от двух до нескольких десятков. Проблема здесь, видимо, заключается в выделении разными авторами подэтапов одних и тех же стадий в качестве самостоятельных этапов, иначе говоря, в более или менее сильном дроблении процесса принятия решений. Пред­ставляется поэтому, что в самом общем виде можно выделить три основных этапа (подготовка, принятие, реализация решения), а затем уже рассмотреть их содержание, анализируя различные подэтапы и особенности каждой стадии.+++

Первый этап — подготовительный. Его на­значение состоит в выявлении требований и проблем, решение ко­торых, требует вмешательства органов государства.

Своевременное реагирование политического режима на актуаль­ные требования населения возможно тогда, когда эти требования могут быть донесены до власти. Для этого в гражданском обществе существует разветвленная политическая инфраструктура, состоящая из партий, движений, средств массовой информации и различных каналов коммуникации общества и власти. Среди последних следует выделить избирательный процесс, референдумы, плебисциты, опро­сы общественного мнения, забастовки и т.д.

Содержательным аспектом первого этапа является определение значимости тех или иных проблем для населения, типология их в зависимости от сложности, возможности быстрого решения, затрат, последствий. На этой стадии важно обладать исчерпывающей информацией о содержании проблемы, тех группах, которые заинте­ресованы в ее решении.+++

Очевидно, что, для того чтобы вообще появилась потреб­ность в принятии решения, необходимо наличие некой проблем­ной ситуации и ее осознание как проблемной, т. е. внутренне про­тиворечивой, не соответствующей желаемому или ожидаемому положению дел, что в конечном счете означает несоответствие чьим-то субъективным представлениям о том, «как должно быть». С одной стороны, проблема может попасть в политичес­кую повестку дня, когда она из частной становится обществен­ной, т. е. затрагивающей интересы большого числа людей и осо­знается ими; с другой стороны, проблема может быть осознана и сформулирована «сверху», а затем аргументирована представи­телями власти в качестве таковой, с предложением средств и ме­тодов ее решения.

Так, например, создание федеральных округов и изменения избирательного законодательства в России трудно представить как ответ на «требования снизу». Скорее всего, «сни­зу» они не смогли бы попасть в политическую повестку дня. Эти и другие подобные им решения были приняты политической элитой исходя из ее представлений о несоответствии реальной и желаемой ситуаций. С другой стороны, многочисленные жалобы обманутых инвесторов строительства, не получивших квартиры, их митинги, выступления, обращения в органы власти, создание ими общественных организаций - все это внесло в политическую повестку дня проблему разработки эффективных законодатель­ных и административных мер по обеспечению прав граждан, уча­ствующих в программах долевого строительства. В свою очередь, это оказало влияние на особенности нового жилищного кодекса и других законов о жилье, заставило законодательную и исполни­тельную власть пересмотреть некоторые их положения и ужесто­чить их в плане защиты прав граждан.

Более того, попадание той или иной проблемы в официаль­ную «повестку дня» часто зависит не от общественности, а от различных групп интересов, каждая из которых обладает разной степенью влияния на политиков и чиновников.

Кроме того, на формирование повестки дня и формулиро­вание проблем оказывают влияние различные общеполитиче­ские и общеэкономические программы и стратегии, разрабаты­ваемые органами власти (в России это, например, послания Президента РФ Федеральному Собранию, Бюджетные послания Президента РФ, Военная доктрина, недавняя серия программ по реализации четырех национальных проектов и др. .

Информацию о проблемной ситуации политические акто­ры могут получать из разных источников, как формальных, так и неформальных. Это могут быть:

письма и обращения граждан, доклады помощников, со­ветников, экспертных организаций;

аналитические обзоры прессы; сводки органов контр­разведки, внешней разведки, военной разведки;

доклады министров, министерств и ведомств;

поездки по стране, встречи с гражданами и др.

 

Следует заметить, что советники и помощники руководите­лей могут намеренно искажать информацию по какой-либо пробле­ме. С одной стороны, они могут действовать в чьих-то личных или корпоративных интересах, с другой - подавать информацию в том виде, в каком ее хочет видеть руководитель, т. е. «угадывать» его по­нимание данной ситуации и поддерживать иллюзии в отношении нее. Руководитель, верящий в свои иллюзии, склонен принимать только определенную информацию, не выходящую за рамки его собственных представлений о проблеме или той модели политиче­ского процесса, которая сложилась в его сознании. Такая ситуация была характерна для многих руководителей Советского государст­ва. Так, игнорирование И.В. Сталиным информации о готовящемся нападении Германии на СССР и многочисленные записки ближай­шего окружения о том, что такой войны в ближайшее время не бу­дет, привели к катастрофе 1941-1942 гг.

Решение о вводе советских войск в Афганистан в 1979 г., принятое Л.И. Брежневым и его бли­жайшим окружением, опиралось на искаженную информацию о социально-экономическом положении СССР и структуре между­народных отношений; иная информация руководством отверга­лась, хотя крупные военачальники и ученые настойчиво обращали внимание Политбюро ЦК КПСС на то, что ввод войск в Афганис­тан может привести к затяжной войне, росту гонки вооружений и экономическому ослаблению страны, обострению противостояния с США и ухудшению отношений с традиционными партнерами на Востоке. Решение М.С. Горбачева о начале кампании по борьбе с пьянством и алкоголизмом также было продиктовано «подходя­щей» его представлениям информацией, в то время как ряд экс­пертных заключений указывал на то, что эта кампания приведет к резкому сокращению поступлений в государственный бюджет, а также к росту нелегального и некачественного производства спирт­ного. Таким образом, можно отметить, что во всех этих ситуациях решение, принятое руководителем, находило себе обоснование в «подходящих» записках и заключениях помощников и советников; все же, отклоняющееся от мнения руководителя, заранее отверга­лось как неправильное и «вредное». Нетрудно заметить, что часто это приводило к тяжелым, а порой и катастрофическим последст­виям для нашей страны.

В ходе анализа осознаваемой проблемной ситуации она мо­жет быть либо актуализирована и ей даже может быть придано первостепенное значение, либо, напротив, ее общественное зна­чение может быть намеренно снижено. На этом этапе важную роль опять же играют интересы правящей группировки, с одной стороны, и уровень профессионализма и компетентности чинов­ников-профессионалов и их корпоративные интересы - с другой.

На второй стадии — этапе принятия решенияформулируются политические цели и средства их решения. На этом этапе учитыва­ется динамика внешней среды, происходят оценка и выбор альтер­натив, определяются критерии выбора и оптимизации решений, законодательно закрепляется порядок их принятия.

На процесс формулирования политических целей и выбора средств заметное влияние оказывают форма правления, форма го­сударственного устройства, политический режим, степень однород­ности культурной среды, уровень жизни населения и т.д.

Наиболее важный элемент данной стадии — выбор методов реа­лизации сформулированных целей. Можно положиться на интуи­цию и здравый смысл, можно использовать метод проб и ошибок. Однако издержки подобных технологий заметно превышают их эф­фективность.

Третий этап — это стадия реализации политического решения. Здесь важно добиться поддержки принятых решений и средств их осуществления со стороны населения. Положительная мотивация у населения создается за счет умелого пропагандистского обеспечения, доказательства достоинств и преимуществ избран­ного варианта решения проблемы.

Добиться поддержки своих действий и лояльности со стороны граждан власть может только тогда, когда средства и методы реше­ния опираются на устойчивые стереотипы поведения, существую­щие ценности и представления большей части населения.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
 

Счетчик